Amsterdam: +31 20 650 9060; Moscow: +7 495 935 7621

Деофшоризация — что сейчас делать с иностранными компаниями?

Вывести капитал из России долгое время было несложной задачей благодаря большому числу уполномоченных банков, и, видимо, сознательно оставленным «пробелам» в валютном законодательстве. В офшорных финансовых центрах не задавали вопрос: «А вам так разрешено?», — потому что четко установленных правил не существовало. С 1 января 2015 г. все стало понятно: любой налоговый резидент (компания и физическое лицо) России должен раскрывать свое полное или частичное (>10%) владение практически любым иностранным юридическим лицом. Если сейчас налоговый резидент России не может подтвердить исполнение этой обязанности, это однозначно указывает на нарушение Российского законодательства.

Можно с уверенностью заявить, что иностранные банки и поставщики профессиональных услуг не хотят быть признаны сообщниками такого рода нарушений, и поэтому обязаны в таких случаях прекратить обслуживание подобной компании. Несмотря на неоднозначность многих положений новых норм, закон есть закон, и исполнять его придется.

  • Не позднее 15 июня 2015 г. необходимо было сообщить в налоговые органы о фактах участия в иностранных организациях (не обязательно попадающих в категорию «контролируемых»), если доля участия в такой организации превышает 10%. Судя по результатам (около 3 тыс. заявителей), пока только очень малая часть резидентов подала такое заявление. При подаче декларации, где фигурируют такие нераскрытые иностранные компании, приходится платить штраф в сумме 50 тыс. руб.
  • Уведомления об участии в контролируемых иностранных компаниях предоставляются не позднее 20 марта 2017 г. (и декларация этих доходов — до 28 марта 2017 г.) в отношении доходов от КИК, возникнувших в течение 2015 г.
  • В течение всего 2016 года была возможность получать активы не в виде денежных средств от ликвидации иностранных компаний без оплаты налогов в России. Если правильно провести ликвидацию зарубежных структур, также возможно избежать налогообложения за границей.

Согласно новым правилам, компания либо признается контролируемой иностранной компанией (КИК), либо налоговым резидентом России. В обоих случаях прибыль такой компании облагают налогом у нас. А что такое прибыль? Любой предприниматель знает тот момент, когда его бухгалтер с радостью сообщает о полученной прибыли, но денег на банковском счете все равно нет: дебиторская задолженность и приобретенные активы поглотили все средства. Закон освобождает от налогообложения ряд КИК: например, сделано исключение для «активных» компаний, но само понятие «активной компании» очень узко и применяется исключительно для традиционных производственных и торговых предприятий.

Также не ясно до конца, как определять прибыль КИК. Обычно она определяется по принципам бухгалтерского учета страны регистрации (по «личному закону» компании в терминологии законодателя) для компаний, которые принадлежат обязательному аудиту. Для всех остальных применяются российские правила определения прибыли. Однако методика до конца не разработана, и будет много случаев, когда российский резидент — владелец КИК, станет вынужден использовать деньги из собственного кармана, чтобы уплатить налог на доход, который он, в лучшем случае, получит через некоторое время, а в худшем — никогда. Применение именно этих правил сейчас обсуждается и, вероятно, можно ожидать поправок, которые позволят КИК, прошедшим не только обязательный, но и добровольный аудит, применять местные, а не российские правила для определения прибыли.

Облагать налогом будут «пассивные», холдинговые компании с дочерними фирмами в России. Довольно большая часть российского бизнеса взаимосвязана с зарубежными компаниями, которые держат только акции или долю. Такие структуры чаше всего мотивированы лучшей возможностью урегулирования отношении между акционерами по иностранному (английскому или нидерландскому) праву. Оставлять прибыль в таких компаниях сейчас крайне невыгодно — существует риск двойного налогообложения. Иными словами, для таких структур необходимо пересмотреть схему выплаты дивидендов и доходов от продажи. «Реальный» бизнес за границей также надо раскрывать, но уплаты налога в России не должно быть при такой ситуации.

Новая обстановка требует глубокого пересмотра существующих корпоративных структур. Необходимо учитывать не только налоговые последствия раскрытия структуры в России, но также другие элементы: общую налоговую нагрузку, стратегию при продаже бизнеса и (для владельцев — физических лиц) наследство, защиту активов и общую целесообразность с точки зрения расходов на их содержание. Все эти вопросы существенны для бизнеса и требуют внимательного и профессионального подхода.

 

БАУКЕ ВАН ДЕР МЕЕР, юрист, управляющий партнер BVDM Tax & Legal Services

Редакция “Бизнес столицы”, 2016

http://bizstol.com/docs/b2b-2016.pdf